ИгорьСИД:  Крым – связующее звено между геополитикой и геопоэтикой! .

ИгорьСИД: "Крым – связующее звено между геополитикой и геопоэтикой!". [ФОТО]

– Здравствуйте, Игорь Олегович! Вот вы и поэт, и эссеист, переводчик, и журналист, и организатор международных культурных проектов, культуртрегер. Как удается столько направлять всю эту деятельность в одно русло? И не могли бы вы объяснить довольно редко встречающееся слово "культуртрегер"?!

– Это слово из XIXвека, причем из Африки."Трегер" – по-немецки "двигатель". Культуртрегер, таким образом – "двигатель культуры". Однако, так называли себя завоеватели Южной Африки, поэтому лет 50 тому назад, в советское время, это слово было оскорбительным. Оно означалj hb,kbpbntkmyо"мучитель несчастных аборигенов"... Поэтому имя культуртрегер в разные эпохи то оскорбительно, то похвально. Но в любом случае – это обо мне.

– Расскажите о Крымском клубе в Москве.

– Крымский клуб в Москве – творческое объединение. Есть некоторое количество людей, которые различными игровыми способами пытаются решать насущные вопросы современной культуры. (Игра здесь – скорее не в детском, конечно, а в высоком, хёйзинговском смысле.)

Клуб начал свою работу в 1995 году, когда, как нам казалось, навсегда прекратил свою деятельность Боспорский форум современной культуры, проходивший в Крыму – в городе Керчь и на острове Тузла. Спустя десятилетие политика вторглась в этот остров, он стал недоступен для искусства. Крымский клуб в Москве, если коротко – это форма существования современной культуры. Крым со своими красотами и античными развалинами – яркий и самодостаточный географический образ, побуждающий к творческой фантазии, даже когда находится вдалеке.

 

 

– А почему Крымский клуб зародился именно в Москве?

– Это сложилось естественно, так как Россия исторически – культурная метрополия Крыма. Политически все изменилось, Крым в политическом и экономическом плане – давно уже часть Украины. Но в культурном плане связь Крыма с остальной Украиной изменилась не очень сильно, и сохраняется эта 200-летняя связь с русской культурой.

Важным фактором сегодня является то, что в Крым возвращается крымскотатарская культура, развиваются крымчакская, караимская культура. Я очень надеюсь, что любые изменения и взаимодействия в дальнейшем будут проходить мирно и с учетом интересов всего населения полуострова. И, конечно, очень многое для жизни культуры зависит от того, кто оказывается у власти в определенный момент.

– Не стоит ли деятелям культуры опасаться российской власти, которая может использовать их как инструмент в борьбе за крымские земли? Как вы считаете, не относится ли при этом Россия к Крыму, как к собственному придатку?

– Это распространенное мнение, но это лишь один из набора существующих очень разных взглядов. Мне бы хотелось, чтобы украинская, российская и крымская власть – независимо от того, остается ли Крым в составе Украины, или что-то меняется – стали незаметными для крымчан! (Как незаметна любая цивилизованная власть.) Крым живет бедно, и ситуация не улучшается – что удивительно, ведь здесь такие потрясающие ресурсы.

Не уверен, что Россия рассматривает Крым как свой придаток. Может быть, это нужно отдельным политикам, спекулирующим на этой теме. А должно расти благосостояние обычных крымчан.

– Сергей Шаргунов, говоря о вашей книге,  назвал вас "королем геопоэтики"? Вы себя чувствуете таким королем?

– Звучит хорошо! Но я не могу быть королем того, что создано другими. Термин этот придумал не я, а европейский литератор и путешественник Кеннет Уайт. Я просто один из ветеранов этой сферы интеллектуальной деятельности.

Геопоэтику все понимают по-своему, и моя трактовка отличается от уайтовской: у него более художественная, у меня скорее научная. Геопоэтика это все, что имеет отношение к творческому восприятию человеком окружающего его географического пространства. Ландшафта, в котором он живет и движется. Путешествия – одна из форм геопоэтической деятельности, особенно если при этом пишутся какие-то тексты, будь то научные работы или художественные сочинения. Совсем не обязательно это связывать с поэзией. Здесь может быть творчество в самом широком смысле: geopoeticosпо-гречески – "творческий", "творящий". Геопоэтика – это создание образов земных пространств, и разнообразная работа с этими образами.За последние 16 лет Крымский клуб провел 2 международных конференции по геопоэтике; третью проведем, думаю, в недалеком будущем.

– Как вы относитесь к интернету?

– Как-то в беседе со мной в 2000 году писатель Леонид Костюков высказал мысль, что к недавно появившемуся в нашей жизни интернету нужно относиться как в вещи полезной, но опасной, как к соблазну. Прошло много лет, и я по-прежнему с ним согласен. Хотя компьютер, как телевидение и горячая вода в кране – все-таки не что иное, как приближение человека к достойной его жизни, или условно, к земному раю.

Так что, я думаю, в раю все это должно быть – и горячая вода, и интернет!

– Почему вы часто бываете в научно-культурных экспедициях именно на Мадагаскаре?

– Посетил я довольно много тропических стран. На Мадагаскаре побывал впервые 21 год назад. Каждый выбирает для себя определенный участок на планете Земля. Для меня, конечно, это прежде всего Крым, так как я здесь родился, долго жил, складывался как личность. А Мадагаскар – мой сознательный выбор. Сегодня этот остров, увы, сильно подпорчен местными жителями, их традиционными рисовым и подсечно-огневым земледелием. Остались 10% территорий, не тронутых цивилизацией – девственные леса, горы, пустыни с эндемичными животными и растениями. Однако и это по площади – целых два Крымских полуострова...

 

 

Я, как человек с биологическим прошлым (по образованию я биолог), неизбежно болен Мадагаскаром! Кроме того, я занимаюсь различными мировыми культурами, и отслеживаю их упоминание в русской культуре. И именно об этом острове больше всего написано в русской литературе, как ни странно. В русской художественной литературе это самый упоминаемый остров, хотя при чтении мало кто на это обращает внимание. Это очень любопытно для исследователя. Меня тянет на Мадагаскар как биолога и культуролога. Тамошние колдуны, между прочим, тоже уникальны и не похожи ни на каких других в мире.

– Расскажите об истории Боспорского форума. Будут ли новые встречи?

– Это была такая большая культурная игра. В Керчи в этом плане всегда есть очень сильные игроки – историки и археологи. Например, Алексей Куликов, который еще будучи школьником 30 лет назад открыл древнегреческий город в этом регионе. Уже 20 лет он возглавляет экспедиции, изучающие городища Боспорского царства. Мы приглашали для диалога известных деятелей культуры, прежде всего, литераторов и художников. Нам было важно попытаться строить мостики между античным наследием и современными направлениями в художественной сфере. Хочется показать Античность, которая лучше всего сохранилась именно в Керчи, через призму нового искусства. Форумы наши посетили многие современные классики, начиная с писателя Василия Аксенова. В 1995 году мы провели Боспорский форум в третий раз.

Четвертый по счету Боспорский форум, прошел в августе 2011 года. Он оказался самым экономичным. В организации помогли друзья, мэрия Керчи и другие организации. Началось с того, что мой друг Макс Кабанов, бывший биолог, как и я, предложил возобновить форум на базе принадлежащего ему пансионата, пообещал поселить и кормить несколько мэтров бесплатно. Дальше уже авторы присоединялись за свой счёт. Добирались деятели культуры на встречу самостоятельно: большинство из них задержалось потом в Крыму для отдыха. После мероприятий в Керчи у нас был творческий вечер в Симферополе, в Центральном музее Тавриды.

Таким образом, в предыдущий раз все произошло совершенно неожиданно,экспромтом. В этом году мы начали подготовку уже за 4 месяца до события. Должно все получиться. "Боспорский форум 2012" состоится в мае. Будет много интересных гостей, в том числе из Америки прилетит наш земляк поэт, художник и издатель Рафаэль Левчин. Будут поэты крымско-московской группы "Полуостров" Андрей Поляков, Николай Звягинцев и Мария Максимова, композитор, художник, актер, режиссер, поэт) Юрий Зморович. Ожидаем мировых знаменитостей – Сергея Летова, Германа Виноградова. Для керчан после Форума будет создана бесплатная школа ультрасовременного искусства самых разнообразных жанров, где будет преподавать "человек-оркестр" Зморович. Боспорский форум каждый раз дается очень тяжело из-за недостатка средств, но уверен, что и эти вопросы решим.

– Расскажите о вашей новой книге.

– Книга называется "Коварные крымцы". Здесь мои стихи последних 3 лет. Термин "коварные крымцы" мелькал в литературе в 18-19 веках. Так называли крымских татар, которые и были "коварными крымцами" для Российской империи в военном противостоянии. Я использовал этот термин в шутку. В "восьми с половиной поэмах" (подзаголовок книги) рассказывается о героях крымской культурной жизни последней четверти века –в том числе и крымском татарине – моем друге-художнике.

– Рубен: Здравствуйте! Игорь, каким темам посвящены ваши новые книжные проекты? Может ли поэт из Еревана принять участи в вашем крымском фестивале?

– Не просто может, но и очень хорошо, если автор приедет из Еревана. Если мы не сумеем найти деньги для оплаты ему дороги, то как минимум, отправим письма крымским и армянским меценатам с просьбой о содействии.

– Юрий Василенко, Киев: Иногда мне кажется, что Вы – подлинный организатор Пустоты! Согласны?

– "Юриев Василенко", наверное, очень много, но лишь один человек с этим именем задает такие буддистские вопросы! Давно знаю и люблю этого великолепного журналиста и талантливого видеорежиссера. Вопрос в его стиле: для него как дзен-буддиста слово "Пустота" имеет огромное количество смыслов. Это может означать, что я организовываю нечто пустое и ненужное (все возможно), либо наоборот, заполняю своими действиями некую пустоту. Совершенно согласен! Ведь делать что-то на пустом месте – одна из главных целей геопоэтики, ее краеугольный камень. Экспериментировать с чем-то незнакомым, строить что-то новое на голом месте – вот сверхзадача. Это и есть самое интересное.

 

 

– Катруся: Игорь, какой город в Крыму вы любите больше всего?

– Очень люблю, конечно, свой родной Джанкой, но бываю там только проездом. С удовольствием гуляю по его улицам. А самая острая и мучительная любовь у меня с Керчью: с ней связана моя молодость, формирование личности, самые горячие воспоминания. Там мне пришлось испытывать серьёзный прессинг, вслед Боспорским форумам: многим не нравилось то, что мы делали в этом месте, тихом и спокойном до того. Как-то вызвали на заседание горсовета, на выволочку: выяснилось, что по возвращению от нас Василий Аксёнов в интервью "Голосу Америки", похвалив наши мероприятия, назвал при этом Керчь "нормальным заштатным совковым городишком".

"Из-за Вас мы пригрели на груди змею!" – разорялись депутаты...

Или например, борьба за закрытие Крымской атомной станции, конец 80-х. Накануне одного из митингов кто-то из сочувствующих сообщил мне, что "ближайшая танковая часть приведена в боевую готовность"... Чем это могло закончиться, мы уже знали по телесюжетам из соседних республик. Короче, это была самая страшная ночь в моей жизни. В пять утра я звонил в дверь своего соратника Андрея Широкова, инициатора этого движения в Керчи: "Андрей, давай ездить по всем маршрутам и призывать людей не идти на наш митинг: если нас соберется тостаточно много, приедут танки!.." Андрей надо мной посмеялся и успокоил, что народу соберётся много (из чистого любопытства) только в том случае, если мы так поступим. Короче, он меня отговорил, и оказался прав: народу собралось мало, никто не приехал...

В общем, Керчь меня временами критиковала, обвиняла, запугивала... Теперь всё хорошо, но и эти трудные моменты тоже приятно вспомнить. Всё-таки это абсолютно уникальный город. Чего стоит это вездесущая Античность, буквально выпирающая повсеместно из ландшафта... Честное слово, мне дважды за четверть века довелось видеть в разных местах Керченского пролива такое страшное и отчасти величествнное зрелище: внутренняя поверхность черепа древнего человека, на срезе подмытого морем глиняного обрыва... Это были останки доскифских кочевников, похороненных сидя ("скорченник"). Половина черепа уже разрушена и смыта морем, в вторая зияет, как ход в прошлое...

Из досье "КП"

ИгорьСид (настоящее имя ИгорьОлегович Сидоренко)

– Родился 5 января 1963 года в Джанкое. Русский поэт, эссеист, переводчик, журналист, организатор международных культурных проектов.

Прямую линию подготовил и провел Александр ГУНДЛАХ

Фото Максима ГОЛОВАНЯ

загрузка...
загрузка...

Политика

НАБУ не реагирует на компромат Онищенко, потому что ведомство находится под колпаком у президента – эксперт
НАБУ не реагирует на компромат Онищенко, потому что ведомство находится под колпаком у президента – эксперт 198 1

Опубликованные скандальные компроматы народного депутата Александра Онищенко, в которых Президент Украины обвиняется в организации коррупции, не вызвали никакой реакции у Антикоррупционного бюро по той причине, что само НАБУ полностью зависит от Петра Порошенко.

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт