Максим ГОЛОВАНЬ (КП-Крым) (29 февраля 2012)
Много ль толку в симферопольской  Барахолке ?

Много ль толку в симферопольской "Барахолке"?

Разброс цен на толкучки- от 1 гривны до 1000 евро Фото автора.

Пар изо рта, красные носы и пританцовывающие ноги - несмотря на 10-градусный мороз на столичном "блошином рынке", расположенном по улице Субхи, многолюдно. Мы специально отправились сюда в холода, чтобы посмотреть, много ли найдется желающих идти в плохую погоду, казалось бы, за обычным барахлом. Параллельно мы хотели узнать, как нынче живется людям, которых почти год назад власти Симферополя пытались вытеснить с этой территории, но после шумихи, поднятой в прессе (не без участия "Комсомолки"), горсовет "остепенился" и оставил малоимущих торговцев в покое.

Розетки с презервативами

Несмотря на непогоду, на столичной "толкучке" хватало и тех, кто присматривался к разложенному на земле и небольших столиках разнокалиберному "добру", и тех, кто с надеждой гадали "возьмет-не возьмет…". Правда, считать барахлом весь предложенный товар ошибочно, некоторые экспонаты тут буквально на вес золота…

- Чай - 1 гривна! Очки - 1 гривна! Мед - 25 гривен! - кричит седовласый старичок, везущий за собой тачку-"кравчучку". Такой вот разброс цен удивляет, едва мы входим на рынок. На одном торговом месте, под которым подразумеваются разложенные на земле мешки или ткань, часто лежат несвязанные между собой группы товаров. Смотрим, как воедино сложены детские игрушки, дрель, кошельки, бусы, калькулятор, кухонные ножи, пара розеток и …презервативы. Завидев наше удивление, продавец улыбается.

 

 

- Все в хорошем состоянии, работает, берите! Нам невыгодно, чтоб человек купил испорченную вещь, а завтра вернулся ругаться, - уверяет мужчина с характерным кавказским акцентом.

Интересуюсь,как, собственно, в эту подборку попали "средства защиты".

- А че б их не продавать? Это ж не бэушные вещи, - смеется собеседник. Любопытства ради смотрю на пачку - контрацептивы просроченные, но об этом вежливо предпочитаю умолчать.

- Ну, тогда возьми жене новый утюг для волос. В магазине он стоит 250 гривен, я отдам за 94 гривны, - настаивает торговец. - Невестка сперва взяла себе, а потом передумала, взяла более дорогой.

Чудо техники внушает доверие, но мне не требуется. Зато взор останавливается на двух пакетах с новыми чехлами для мобильных телефонов.

- Почем? - интересуюсь как потенциальный покупатель.

- Сегодня - халява! Все чехольчики по 10 гривен, - с ходу рапортует бородатый Игорь.

Цена ниже магазинной в 4-5 раз, потому беру один не раздумывая.

- А сколько стоит насадка для топора? - вопрошает подошедший клиент.

- Хе-хе, 60. Из-за этой железяки сегодня два мужика друг друга чуть не поубивали, один давал 60, другой хотел забрать за 70. Еле помирились, так что от греха подальше бери по номиналу, - веселится Игорь.

Немецкие раритеты и денежные соблазны

На "блошином рынке" не слышно привычных базарных речевок типа "подходи, не скупись". Покупатели, как правило, приходят сюда, точно зная, что им нужно. Чаще всего ищут предметы быта, инструменты, запчасти на технику, посуду, одежду. Случайно встречаю на рынке своего знакомого.

 

 

- Никак не могу найти советский кран на водопровод, такие раньше в Харькове делали. Полгорода оббегал, нигде нет, остается только здесь поискать, - объясняет Арслан, бегая глазами по рядам.

Хотя "барахолка" - это рынок, долго торговаться здесь особо не принято. В пяти метрах от себя вижу разложенные тряпки по 2 гривны за штуку, дальше - за пятерку. Еще дальше женщина торгует посудой: рюмки по 2-3 гривны, ножи-вилки-ложки - по 5. В общем, стоимость и без того невелика, чтобы делать скидку. Хотя подчеркнем: к предметам старины, также широко представленным на рынке, эконом-предложения не относятся.

- Есть военное наследие: немецкий патефон 1942 года за 800 гривен, шлем за "полкуска" (500 гривен), портфель летчика Люфтваффе за 4000 тысячи "гривенников". А, так как ты еще и фотограф, тогда пленочный "Никон" со вспышкой за 700 гривен могу отдать, - с лукавой улыбкой обращается ко мне продавец Александр.

Гармонь за 1000 евро

В это время меня окликает другой молодой человек.

- Жалко, что ты вчера не пришел, я немецкую гармонь 1817 года из дому привозил, у нее судьба интересная, - говорит сакчанин Руслан Марченко. - Она у меня от деда, Ивана Леонтьевича, досталась, тот всю войну прошел. Когда дошел до Берлина, как-то обстреляли они самоходкой один дом, после чего командир отправил деда внутрь разведать, откуда за домом немцы ведут огонь. Возле огромной дыры на стене висела гармонь, он забрал ее и с тех пор она стала в своем роде семейной реликвией. После войны дед на ней на свадьбах играл, вот и досталась мне как продолжателю рода.

Интересной оказалась и цена музыкального инструмента - 1000 евро. Продать ее Руслан пытается как на рынке (вдруг подвернется клиент!), так и через интернет-аукционы. Постоянно возить гармонь с собой владелец не рискует.

- Вчера вот нес ее с собой, четверо меня "пасли" до самого вокзала, но, к счастью, в толпе смог затеряться и уйти от "хвоста", - вздыхает парень.

Руслана, как и многих других, выйти на рынок заставила нужда. Сорвал на стройке спину и по состоянию здоровья стал никому не нужен, а жену и троих детей кормить надо. И таких тут - большинство. Радует, что мир по-прежнему не без добрых людей. Немало крымчан приносят на рынок ненужные вещи и отдают их торговцам просто так.

 

 

Справка "КП"

"Блошиный рынок" в крымской столице возник сам собой еще в середине 90-х годов. Начинали дело несколько людей, и к настоящему моменту число торговцев, среди которых преимущественно пенсионеры, инвалиды войны, люди с ограниченными физическими возможностями, матери-одиночки и домохозяйки из разных городов и сел Крыма, выросло до 500 человек. Стихийным рынок назвать нельзя - торговцы официально признаны малоимущими гражданами.

Мнение

"Если попытка "вытеснения" повторится, мы пойдем к Могилеву!"

Заместитель председателя Общественного совета торговцев "блошиного рынка" Алла Алексеева:

- Пока нас власти не трогают. Когда пытались выселить, от нас 400 человек вышли к горсовету и отстояли свои права. Но если повторится попытка "вытеснения", мы пойдем к премьер-министру Анатолию Могилеву. У нас есть документы и желание работать. Я больше скажу: приходят сюда покупать в основном такие же нищие и бедные, как и мы.

Мы выходим сюда не только ради куска хлеба, нам очень важно общение друг с другом, пусть и на холоде. Среди нас много одиноких людей, поэтому мы стараемся держаться вместе. Если кто-то заболел, наведываем человека и помогаем, чем можем.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт