Сергей ГУЛЕНКО (6 июля 2011, 14:00)
«Черные» археологи помогают ликвидировать минные поля под Севастополем

«Черные» археологи помогают ликвидировать минные поля под Севастополем [ВИДЕО]

Комментарии: 10
Под Севастополем находят мины. Фото автора.

Мекензиево лесничество в 7 километрах от центра города - земля, пропитанная кровью наших солдат. Здесь в 1941-1942 году пролегала вторая линия обороны Севастополя. Стратегически важные высоты по многу раз переходили под контроль то советских, то немецких войск. Каждый квадратный метр из 50 тысяч гектаров буквально испещрен неразорвавшимися бомбами, взведенными в боевое положение минами да человеческими костями. С обеих сторон здесь полегло около полумиллиона солдат.

После сражений земля убивала еще 20 лет

Во время сражений на высоких холмах и в крутых оврагах росла лишь трава, спустя 65 лет здесь вырос труднопроходимый смешанный лес. Местные говорят, что так опаленная огнем земля отгородилась от людей.

Пробираться к месту, где работают саперы, нам приходится на военном «ЗИЛе», другие машины попросту вязнут в размытой родниками грунтовке. Территория охраняется, на дороге установлен шлагбаум. У преграды постоянно дежурит человек в штатском. Сторож пропускает нас только после проверки документов.

Кроме этого, опасную территорию постоянно патрулирует вооруженная охрана с собаками.

Командир взвода саперов на Мекензиевых горах, подполковник Владимир Кобылянский, который встречает меня на подъезде к заминированному лесу, говорит, что пора надеть бронежилеты и покинуть борт грузовика.

- У меня в команде работают 15 человек - все отставные саперы с огромным опытом, - уже пешком продвигаясь по лесу, рассказывает Владимир Антонович. - Здесь собраны специалисты из Ивано-Франковска, Симферополя, Керчи, Севастополя, Одессы, Винницы, Бахчисарая и Ялты. Работаем с 6 утра и до 7 вечера. За то, что каждый день рискуем жизнью, государство платит всего 4,5 тысячи гривен в месяц. Работы по разминированию ведутся с 2007 года. В этом году от снарядов мы должны очистить 150 гектаров. За это время передаем МЧС для уничтожения не менее 15 тысяч единиц боеприпасов, не считая остатков оружия.

Подходя к огороженной красной лентой заминированной территории, командир рассказывает, что местные жители до сих пор боятся этого места.

- Хотя сразу после окончания войны здесь и прошли похоронные отряды, множество тел осталось под завалами в окопах и землянках, - поясняет командир взвода.

Местные поговаривают, что в течение 20 лет после войны сюда можно было заходить только в противогазе. Мол, из-за большого количества трупного яда на бывшем поле брани отравилось немало животных.

«Война закончится, когда последний солдат будет достойно похоронен»

Подходим к специальной площадке, на которой аккуратно разложены артиллерийские снаряды, мины, взрыватели, авиабомбы и огромное количество патронов.

- Боеприпасы в этом лагере приготовлены для транспортировки на полигон, там их закопают и подорвут, - рассказывают взрывотехники.

- А зачем гранаты ветками накрыты? - интересуюсь я.

- Солнце может нагреть их, тогда боеприпасы могут попросту взорваться, - поясняют специалисты.

Саперы показывают мне гранату, которую сегодня нашли. К чеке был привязан металлический трос. Зацепив эту «растяжку», можно легко подорваться. Саперы говорят, что это не самые страшные их находки. Недавно они обезвредили очередное поле, усеянное минами «ПМД-6». На это устройство достаточно наступить, чтобы тебе оторвало половину туловища.

- То, что мы отыскиваем снаряды, - пустяки. Главное, что иногда обнаруживаем погибших солдат, - говорит командир отделения второго взвода пиротехнических работ Сергей Худяков. - Пойдем, я покажу тебе останки павшего героя.

С миноискателем в руках мы пробираемся через густую чащу. Регулярно я вздрагиваю от писка прибора. Специалисты успокаивают: «Детектор мы взяли на всякий случай, сейчас идем по уже очищенной от боеприпасов земле, а миноискатель сигналит от большого количества осколков, захороненных в грунте». За долгие годы работы у этих людей появился почти музыкальный слух. По громкости и тону сигнала они могут определить, что находится в земле - маленький осколок или авиабомба. Прошагав около километра, повстречав по пути горы спутанной немецкой колючей проволоки, мы подошли к месту захоронения.

В выкопанном саперами на небольшом бугорке углублении торчит фильтр советского противогаза. Под ним на 20-сантиметровой глубине виднеются человеческие ребра. Бойца удалось найти, когда миноискатель засек металлические остатки «ОЗК» (общевойсковой защитный комплект. - Прим. авт.) и несколько патронов.

- Выкапывать мы его не будем, - поясняет Сергей Худяков. - Отметили точку на карте при помощи GPS и вызвали спецподразделение «Долг». Они займутся перезахоронением.

Саперы находят кости оторванных конечностей и куски раздробленных черепов каждый день. А около месяца назад они наткнулись на останки еще одного человека, и даже определили имя и фамилию матроса.

- Михаил Иванов был снайпером, рядом с ним нашли винтовку и множество патронов к ней, - говорят специалисты. - Тело было погребено под 30-сантиметровым слоем почвы. Фамилию удалось определить по именному серебряному портсигару. Он находился в нагрудном кармане бойца. Я считаю, что война закончится, лишь когда последний солдат будет достойно похоронен.

Нашли следы немецкой суперпушки

Возвращаясь обратно в лагерь, где сотрудники МЧС уже погрузили приготовленные снаряды в кузов специального бронированного «ЗИЛа», саперы рассказали мне еще одну интересную историю.

При зачистке очередного сектора заминированного леса специалисты приметили огромную воронку. Подобных ям со времен войны здесь тысячи, но эта была глубиной около четырех метров. Ребята вспоминают, что вылезти из нее было очень трудно.

- В самом котловане мой миноискатель зашкалило, - говорит один из взрывотехников. - Сперва подумал, что в земле большая неразорвавшаяся авиабомба, но когда объект откопали, то сильно удивился. Оказалось, что в воронке были лишь осколки. После расчетов и детального осмотра оказалось, что это была не обычная бомба, а артиллерийский снаряд массой около 4 тонн! Такими боеприпасами в 1941-м стреляли только две пушки на планете - немецкие орудия «Длинный Густав» и «Большая Дора». Материальных свидетельств того, что сверхсекретную 1350-тонную пушку «Дора» использовали при штурме Севастополя, до этого времени не было.

Нелегальные копатели делятся уникальными картами

Путь обратно в лагерь отнял намного больше сил. Из-за духоты сильно хочется пить. Саперы говорят, что больше всего неудобств им доставляют не мины, а клещи, комары, дикие кабаны и трава, которая оставляет сильнее ожоги. Был случай, когда одному из пиротехников пришлось спасаться от животных на дереве. Сидя на ветке, он насчитал 24 кабана, бегущих цепочкой.

- Работа у нас очень непредсказуемая - никогда не знаешь, что произойдет сегодня, - говорит сапер Роман Радчук. - Один раз мы нашли ствол от станкового немецкого пулемета «МГ-42» и защиту от «Максима». Часто попадаются лошадиные подковы, которые вешаем в машине на счастье. Бывает, в земле найдешь пушечное ядро или английскую кокарду времен Крымской войны. А один раз я наткнулся на настоящую средневековую кольчугу. Ее потом передали в музей.

Но кроме железа на поле брани находят и древние монеты из благородных металлов. Именно за такими сокровищами здесь охотятся «черные» археологи.

- Сначала мы с ними боролись, но потом поняли, что это бесполезно, и стали сотрудничать, - объясняет командир взвода саперов на Мекензиевых горах Владимир Кобылянский. - Говорят, если не можешь победить врага, сделай его своим союзником. Так мы и поступили. Теперь «черные» археологи делятся с нами картами. Многие документы уникальны и существуют только в одном экземпляре. При помощи них мы можем разминировать территорию значительно быстрей и качественней, потому что видим, по какому плану проходили боевые действия. А иногда копатели звонят нам и указывают заминированные места, на которые самостоятельно наткнулись.

Когда я уезжал, саперы пожелали мне счастливого пути и подарили на память осколок разорвавшегося снаряда. Мне показалось, что эти мужчины до сих пор продолжают войну тех лет. Только бои теперь ведутся не за Родину, власть и территорию, а за вечную память не доживших до сегодняшнего дня советских воинов.

Кстати

Сайт - на профессиональном языке саперов означает совсем не интернет-ресурс, а участок местности, на которой в данный момент работает взрывотехник.

Приступая к разминированию, саперы желают друг другу, чтобы количество выходов на поле равнялось количеству отходов назад. Соревнуются саперы лишь в том, кто лучше очистит территорию от боеприпасов.
 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт