Максим ГОЛОВАНЬ (16 июня 2011)
Как я работал кузнецом

Как я работал кузнецом [ВИДЕО и ФОТО]

Комментарии: 2
Нелегкая это работа, из металла выковывать что-то. Фото Дениса Корзина.

В помощники взяли, мучить не стали

Попасть в святая святых кузнечного дела - кузницу, где человеческие руки колдуют над металлом, оказалось непросто. И дело не в том, что кузня суровый режимный объект или здешний контингент напрочь закрыт от посторонних глаз, нет. У кузнечных мастеров наступил горячий сезон с выполнением и долгосрочной установкой заказов и потому труженики горна и наковальни смогли уделить мне лишь несколько часов, да и то в выходной день. Впрочем, этого хватило, чтобы лично понять подноготную тяжелой и экзотической работы.

«Дытс-дытс-дытс» - удары кувалды слышатся за сотню метров. В кузне вовсю кипит работа: здесь готовятся ко Дню города и «колдуют» над изящной скамейкой, которую собрались дарить симферопольцам.

- Мучить тебя особо не станем, будешь в подмастерьях. Так тебе на первый раз легче, и нам не очень мешать будешь, - говорят с ходу. Что ж, будем действовать по-гиппократовски, лучше «не навреди», чем переусердствуй. Помещение мастерской забито всем, что только можно придумать: горящий горн, пневмомолот, наковальни, куча молотков и кувалд разных форм и размеров, куски арматуры, железные прутья, станки, столы и пр. На стенах висят образцы первых экспериментов, например, изящный дракон 10-летней давности.

Не работа, а бойцовский клуб: удар, еще удар…

- Времени мало, успеем сделать только кошку, - командует бригадир Денис Корзин, которого здесь все называют Кузей. - Ее на лавочке установим. Вон эскиз в книге, можешь ознакомиться.

Кошка так кошка. Всматриваюсь в черно-белый рисунок, сделанный Лехой Измайловым, - молодым человеком, работающим в кузнице с прошлого года. По образованию он художник, а свой творческий потенциал реализовывает в кузнечном искусстве.

В это время раскаленный 40-сантиметровый кусок арматуры готов принимать на себя серию ударов. Осторожно кладем его на наковальню, держим клещами и точными ударами аккуратно делаем «канавки». Пока с трудом представляю, во что он превратится, но на всякий случай держу крепко, чтоб «сырье» не упало вниз. Металл остывает быстро: не успеешь ударить и пятнадцати раз, как снова неси железяку на раскаленные огни. Постоянный жар в горне поддерживает вентилятор, сверху засыпаются угли, в день расходуется от одного до двух ведер.

- Обжегся? - спрашиваю у Кузи, глядя на небольшие шрамы на запястьях и пальцах.
- Здесь это частое явление. Поначалу больно было, но затем, когда кожа привыкает, берешь горячую сковородку как обычную, иногда у людей глаза округляются, - смеется кузнец.

Вскоре после очередного удара по наковальне, в бровь, словно в подтверждение этих слов попадает малюсенький горячий осколок. Мигом чувствую по коже легкое точечное жжение.

- Так, новенький, давай не дури, очки надень, - кричит мне Анатолий Полегенько, хозяин кузни, профессионал с 15-летним стажем. - В этой работе нужно соблюдать правила техники безопасности. На Ленинградской (улица в Симферополе - авт.) в глазной поликлинике нашего брата хорошо знают: каждую неделю вытаскивают металлическую стружку или еще что. До смешного доходит, сами кузнецы знают, что нужно носить очки, но сами как саперы привыкают к опасности. А очки стоят 8 гривен вместо двадцатки за услуги врача.

Занятно, но начальник кричит не потому что он начальник, а потому, что в кузнице все грохочет и шумит. Порой от сильных ударов по наковальне барабанные перепонки в ушах вибрируют как мощный прорезиненный динамик в сабвуфере. Но говорят, к непрекращающемуся шуму вскоре тоже привыкаешь. Ко всему прочему в кузне жарко и пот со лба вытираешь каждые пять минут.

Кузнецы - сословие привилегированное

Пока мы с Денисом «лепим» свою фигуру, остальные работники мастерят из сподручных средств фонарь, точь-в-точь по замыслу художника. Один отрезает металлический полукруг «болгаркой», другой «химичит» над розой с ножницами по металлу, подгоняя эскиз по миллиметражу. Тут на мою журналистскую удачу в кузню вошел мужчина, при виде которого все заулыбались. Им оказался Игорь Ромашенко, новоизбранный председатель Союза кузнецов Крыма, сменивший на этом посту известного в кузнечной среде Олега Криворученко. Ромашенко приехал проверить, как ребята поспевают с подготовкой подарка горожанам. Упускать возможность немного пообщаться с главным кузнецом Крыма я, конечно же, не стал.

- Игорь Эдуардович, поскольку ваша профессия довольна необычна, насколько она становится публичной, чем сегодня живут крымские кузнецы, к чему стремятся? - вал вопросов возник сам собой.

- Кузнец, который занимается художественной ковкой, подходит к делу творчески и вдумчиво, нынче стал отдельным привилегированным сословием, - уверен собеседник. - О нас впервые заговорили пять лет назад, когда мы начали создавать парк кованых фигур в столичном сквере Дыбенко. До этого мы часто ездили по кузнечным фестивалям, смотреть что и как дарят наши умельцы людям. Ну вот откуда обычному человеку знать что такое горн или наковальня? Кузнецы сами стали выходить навстречу людям, вывозить минимастерские на колесах и приобщать народ. Кстати, в первый раз мы вышли на установку без каких-либо разрешений властей. Проходившим мимо милиционерам пришлось приврать, что у нас все разрешения есть. Самой первой композицией был росток: четыре мастера символично скрутили вместе каждый свою веточку, потом последовал полюбившийся многим дракон с мечом многим, лесовичок, скамейки и так далее.

- Но ведь не все люди бережно отнеслись к вашим презентам. Хулиганье ломало скамейки, садится на них с ногами, как-то даже «байк» украли. После такого боевой дух не падает?

- Поначалу мы, конечно, реагировали болезненно: как же так, для людей делаем, а тут такое. Самую первую лавку в парке, которую делали, между прочим, беспризорники, вообще вырвали «с корнем». Мне говорили: поправь скамейку. Я отказался, выжидал. Люди на ней сидели целый год под углом, неудобно, но именно так научились уму-разуму. Понимаете, симферопольцы уже привыкают жить в этой среде, гулять в саду красивых скульптур, и хотя число лавочек ежегодно возрастает, случаев вандализма, к счастью, становится меньше. А ветер в головах пройдет: эти подростки когда-то сами станут родителями, и будут водить сюда своих детей.

- Журналист! Хватит болтать, помогай давай! - горланит начальство, и соглашусь, имея на то полное право, я спешно возвращаюсь в мастерскую.

Сделано в Крыму: это должно звучать гордо!

К концу дня наша кошка «ожила» и из сборных элементов приобрела цельный вид. В день города кузнецы сдержали обещание: они подарили Симферополю художественную лавочку, которая теперь украшает территорию недалеко от центрального входа в Таврический национальный университет. Когда ты вложил частичку, пусть небольшую, но своего труда, смотришь на готовое произведение, тебя начинает переполнять чувство гордости. Кузнечное сообщество, не привыкшее жаловаться на свой тяжелый и изматывающий, благородный и творческий труд, ждет от нас одного -уважительного отношения к себе и своему труду. А покоряется металл, в чем убедился ваш покорный слуга, ой как нелегко.

Кстати

После революции 1917 года кузнечное дело оказалось невостребованным. Класс заказчиков был уничтожен, перевелись и сами мастера кузнечного искусства как носители ремесла. По словам кузнецов, к середине 50-х годов исчезли последние кованые ограды, поэтому учиться кузнечному искусству новому поколению кузнецов Крыма пришлось самостоятельно. За большие деньги столичные энтузиасты покупали редкую литературу и фотографии, ходили по симферопольским дворам, осматривая старинные балконы, лестницы, ворота. Даже на кладбище бывали, где наощупь изучали железные листики, рассматривали, как накладывались хомуты. Художественная ковка в Крыму начала возрождаться в середине 90-х годов, появился спрос и сейчас только в столице работает около 20 кузниц, не считая мелких гаражных цехов. «Поумнели» и сами заказчики, уверяют кузнецы, теперь вместо китайского ширпотреба люди хотят получать эксклюзивные и качественные изделия ручной работы.
 

Работа в кузне не прекращается ни на минуту

Работа в кузне не прекращается ни на минуту
Стены мастерской украшают изделия 10-летней давности
Стены мастерской украшают изделия 10-летней давности
Мастер художественной обработки металла Алексей Измайлов «колдует» над фонариком
Мастер художественной обработки металла Алексей Измайлов «колдует» над фонариком
Хозяин кузницы Анатолий Полегенько и бригадир Денис Корзин проводят предварительный мастер-класс
Хозяин кузницы Анатолий Полегенько и бригадир Денис Корзин проводят предварительный мастер-класс
Первое кузнечное изделие, которое обычно делают новички, это металлические розы
Первое кузнечное изделие, которое обычно делают новички, это металлические розы
Председатель Союза кузнецов Крыма Игорь Ромашенко
Председатель Союза кузнецов Крыма Игорь Ромашенко
После тяжелой и усердной работы получилась прекрасная лавочка в дар городу
После тяжелой и усердной работы получилась прекрасная лавочка в дар городу

 

Фото и видео автора.

Монтаж Сергей ГУЛЕНКО.

загрузка...
загрузка...

Политика

Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах
Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах 178

Помимо фактического признания Сергея Лещенко коррупционером, Нацагентство по предотвращению коррупции также поставило под сомнение незаангажированность директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Топ-5 первых леди мирового кино
Топ-5 первых леди мирового кино 70

Фантазируя, как новая девушка Васи Голобородько будет соблазнять и поддерживать босса, мы вспомнили и других женщин президентов, которые прекрасно сыграли свои роли.

Спорт