Кирилл ЖЕЛЕЗНОВ. (2 декабря 2008)
Как я ловил преступников в Симферополе

Как я ловил преступников в Симферополе

Комментарии: 2

Корреспондент «КП» всю ночь дежурил с милиционерами в столице Крыма. Ночью в городе дежурит всего три машины патрульно-постовой службы (ППС) - по количеству районов. Чтобы узнать, как автопатруль успевает на вызовы и успевает ли вообще - корреспонденты «КП» заступили на ночное дежурство с милиционерами.

Милиция должна прибыть через семь минут  

Выбираем Киевский район - самый большой в Симферополе. Как говорят правоохранители - это «сложный» участок, здесь постоянно что-то случается. На смену заступаем в восемь вечера.

- Заедем кофейку выпьем, - предлагает старший наряда, прапорщик Виталий ШКАРУПА, невысокий, коренастый мужик с добрыми, уставшими глазами. - Традиция такая.

УАЗ «Патриот» просачивается сквозь вечерние пробки. В салоне тепло, играет шансон, временами потрескивает рация, но нашего позывного - «111» - не слышно. Четыре пластиковых стаканчика дешевого растворимого кофе покупаем в магазине-буфете, неподалеку от городского управления милиции.

- Пока спокойно, - улыбается Виталий, потягивая горячий кофе возле открытой двери машины. - Знакомься - наш водитель - прапорщик Александр Ревуцкий. Второй патрульный инспектор - Александр Волков.

Молодые, улыбчивые ребята жмут руку. В этот момент из рации доносится голос:

- Сто одиннадцатый - это «Рязань»! Неизвестный выбивает дверь в квартиру - улица Беспалова.

- Блин! Попили кофе, - водитель кидает стаканчик в урну. Экипаж запрыгивает в машину.

«Патриот» бежит по улицам, распугивая наглые «БМВ» и «Мерседесы» звуками сирены.

- Эти крутые никогда дорогу не уступают, - тихонько ругается Виталик. - А как у самих что-нибудь случится - так будь у них через минуту.

Для того, чтобы доехать на место, экипажу выделяется семь минут. Как говорят милиционеры - обычно этого времени хватает. В этот раз на улицу Беспалова с Куйбышевского кольца мы домчались за две с половиной минуты.

Ухажер портил нервы и двери 

Возле подъезда пятиэтажного дома нас встречает пожилая женщина в халате и тапочках на босу ногу.

- Парень моей дочери хотел выбить дверь, - испуганно рассказывает она. - Уже сбежал. Он вообще ненормальный - угрожает расправой, никак отвязаться не можем.

Узнав, что потенциальная «теща» вызвала милицию, горе-любовник оставил в покое двери и дал деру. Ни в подъездах дома, ни в ближайших дворах милиционеры его не нашли.

- Заявление писать будете? - спрашивает Виталик.

Женщина переминается с ноги на ногу.

- Нет. Вы его напугайте как-нибудь. И все.

Милиционеры тяжело вздыхают. Советуют звонить - «если что». И садятся в машину.

- Так бывает очень часто - приезжаем на семейные склоки - и слышим: «Заявление писать не буду - напугайте хулигана», - комментирует Виталий ШКАРУПА. - А как я напугаю? Подойти сзади и сказать: «Руки вверх»? Есть закон - в его рамках я действую. А все эти «напугайте» уже так надоели. Мы выезжаем на «семейное», а в это время в другом месте человеку может очень нужна наша помощь.

Писать заявление - правильно 

Экипаж в салоне. Ребята дышат на замерзшие руки. На вопрос, как надо было поступить домочадцам в ситуации со слишком пылким кавалером, Виталик задумывается:

- Если вы уверены в прочности своей двери, то не стоит кричать, что вызвали милицию, - говорит он. - Например, как в этом случае - было ведь понятно, что молодой человек просто пришел потрепать нервы родным девушки. Тем более семья узнала его по голосу. В таких случаях - звоните 02, а с нарушителем разговаривайте, отвлекайте - постарайтесь задержать его подольше возле двери, чтобы успела приехать машина ППС. Если вы скажете, что вызвали милицию, - нарушитель просто сбежит, как и произошло. Совсем другое дело, если в вашу квартиру ломятся посреди ночи неизвестные - кричите, что вызвали милицию, поднимите максимальный шум.

Разговор опять прерывает рация: «Старый город. Муж избивает жену».

Мы плутаем по улочкам. Машину трясет, фары прыгают по разбитой дороге, а на поворотах выхватывают из темноты облупившиеся стены одноэтажных домишек, построенных несколько веков назад. Свет тыкается в темные окна и двери, которые выходят прямо на улицу, на тротуар.

Старый город - «наркоманский район», «лабиринт», «войти и не выйти» и даже «схема» - так называют его симферопольцы. Улицы здесь запутаны настолько, что блуждать можно бесконечно.

Не выпендривайтесь - все равно закрутят 

«Патриот» останавливается возле дома с темными окнами. Саша Волков незаметно поддергивает куртку - чтобы к кобуре был свободный доступ. Сквозь ржавые ворота заходим во двор. Ночью широкие, темно-синие спины в форменных пальто различимы только благодаря светоотражающим лентам на рукавах. Виталик включает фонарь. В темном, без единой горящей лампочки, внутреннем общем дворе - ни души. В дальнем углу, возле обшарпанных сараев, невидная за деревянным заборчиком, бренчит цепью собака. Не лает. Впереди, словно вырванная из окружающего контекста нищеты, под светом луны бликует металлическая дверь с видеоглазком. Стучим.

- Опять буянит, - нам открывает женщина с синяком под глазом.

На диване горланит «Дубинушку» пьяный мужик. Увидев милиционеров, складывает пальцы в нехитрой комбинации.

- Макарченко, опять ты, - удивляется Виталий ШКАРУПА. - Ну, достал, блин. Поехали. Оформляться будем. Жена заявление писать хочет.

- У! Стерва, - комментирует Макарченко, но с дивана встает. Одевается, «профессионально» снимает часы, выкладывает ключи. - Все - нет колюще-режущих.

Жена, плача и прикрывая синяк платком, выходит первая. В это время пьяный Макарченко замечает в руках корреспондента «КП» фотоаппарат.

- Ах ты - кидается с кулаками.

Бойцы ППС моментально выкручивают руки буяну.

- Осрамить меня хочешь! - кричит мужик. - Не надо мне корреспондентов.

На руках Макарченко застегиваются наручники.

Медики сняли «клиента» с крыши 

- Правильно сделала, что написала заявление, - говорит Виталий, когда мы «сдали» дебошира в райотдел. - Мужик получит пятнадцать суток или штраф - в следующий раз руку на жену не поднимет.

Снова оживает рация. Сын угрожает зарезать мать.

Пять минут - и мы возле маленького домика на улице. Стекла разбиты. Пол в прихожей буквально залит кровью. Пахнет сигаретами и валидолом. Слева от входной двери сидит 20-летний парень - руки в бинтах и в крови. Грязный и пьяный. Рядом валяется лезвие. Нам показалось, что случилось непоправимое. У Виталика сжались кулаки и напряглись скулы.

- Ой, сыночки, убьет он меня когда-нибудь, - из темной комнаты выходит пожилая женщина в коричневом пуховом платочке. - Я его бабушка, а матери нет.

Парня зовут Алексей - на вопросы ответить не может, только бормочет о каком-то большом долге за разбитую машину. Руки порезал, выбивая стекла.

- «Скорую» надо, - констатирует наш водитель Саша, осмотрев раны на руках, из которых кровь льется как из крана. - Да и  «дурочку» тоже: «белочка» у него.

Как оказалось, «скорая» уже была  - они сняли Алексея с крыши, откуда он собирался прыгнуть. А вот обработать руки, хотя бы зеленкой или йодом - не удосужились. Просто намотали две полоски бинтов. Алексея погрузили в «Патриот» и повезли в райотдел, где окажут первую помощь.

- Знаешь, сколько таких, - вздыхает Виталий. - Напьются и чудят. Бывает, на нас с ножами кидаются. В девяностых вообще стреляли.

Милиционерам давали взятку

До конца ночи мы «отработали» еще шесть выездов: у девушки в баре украли телефон, сожитель разворотил квартиру, муж избил восемнадцатилетнюю жену… Каждый раз, когда мы стучали в незнакомую дверь, из-за которой, по словам соседей, доносились крики о помощи, - ребята, буквально вжимались в косяки. А я, после рассказа Виталика о том, как вот так же в 1994 году они с напарником приехали на вызов, а получили выстрел из охотничьего ружья, прямо сквозь дверное полотно, думал: хоть бы не вылетела рука с ножом или с ломом. Хоть бы на звонок не ответили свинцовой дробью.

- У нас все преступления происходят по пьяни, - тяжело вздыхают милиционеры. - И убивают тоже по пьяни… На трезвую ничего не случается.

При мне милиционерам пытались сунуть взятку - «по-дружески, на бензин» - пятьдесят гривен. Не взяли. За ночь мы даже успели «пообедать вкуснятиной» - хот-догами за 3,50, которые делает на ж/д вокзале Михайловна.

Наступают предрассветные сумерки. У Саши звонит телефон. Жена.

- Да, солнышко, все хорошо, - парень улыбается. - Не волнуйся. Как у тебя?

Как говорят милиционеры - эта ночь выдалась спокойной, хоть и работы много было.

- Самое главное, чтобы никто никого не резал, не стрелял и не душил, - говорят бойцы ППС. - А так работать можно. Ну и, конечно, хочется, чтобы люди бухали поменьше. Но это вряд ли.

Скоро у милиционеров зарплата. Смена заканчивается обсуждением, как получше потратить «кровные» полторы тысячи гривен.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт