Алла ДРУЖИНОВИЧ. (25 ноября 2008)
Судьбу дачи Кесслера решит зима

Судьбу дачи Кесслера решит зима

Скорее всего, дом, который мог бы стать музеем минералогии, попросту рухнет. Никаких призраков и «мертвых душ» здесь нет. Усадьба Кесслера, которой некогда любовались все, кто выезжал из Симферополя по Ялтинской трассе, напоминала своими очертаниями замок Ласточкино гнездо. Не многие знают, что это красивое здание едва не стало музеем. Здесь начался путь ученого, минералога, академика Александра Ферсмана. А еще этот дом, после того как хозяева покинули его навсегда,  стал родным для сотен детей. Первыми его стены приняли ребятишек, осиротевших в годы Великой Отечественной войны. Он служил детям до 1985 года. Здание, пережившее две революции, гражданскую и две мировых войны, не выдержало равнодушия и разгильдяйства новейшего времени. Процесс разрушения, длящийся более двух десятилетий, подходит к логическому завершению.

 

Славное начало

 

Крым решил судьбу будущего ученого. Здесь, живя летом в доме своего дяди, ученого-химика Александра Кесслера, и гуляя в окрестностях усадьбы, маленький Саша увлекся минералами. Эти детские прогулки легли в основу одной из первых научных работ Ферсмана - «Минералогия окрестностей Симферополя», положили начало целому ряду научных экспедиций, открытий, рождению новой науки.

 

Бурное начало века расставило все по-другому. Организованный в усадьбе Кесслера после войны интернат для детей погибших партизан в 1957 году разросся, обзавелся новыми корпусами. На бывшей даче Кесслера, на втором этаже, остались детские спальни, на первом - жили несколько учительских семей.

 

Через несколько десятилетий, в 70-х годах ХХ столетия, на первом этаже дачи Кесслера в одной из комнат был создан школьный краеведческий музей имени академика Ферсмана, которого Владимир Иванович Вернадский назвал лучшим из своих учеников.

 

- Ферсман называл Крым своим первым университетом, - рассказывает преподаватель русского языка и литературы Нина ЖИГАЛЕНКО. - Когда еще наш музей существовал, дети собирали камни, описывали их, каждый год проходили ферсмановские чтения, дети готовили доклады. Приезжали сюда и представительные геологи, ученые, была хорошая связь с Симферопольским госуниверситетом. Где-то с 1970-х годов и по самую разруху постперестроечную. Пока делался текущий ремонт, все было прекрасно, но после нескольких лет без оного, когда не на что было чинить протекающую крышу, началось разрушение. А ведь с этим домом у стольких людей связаны воспоминания - в этих стенах воспитаны были сильные, талантливые личности. Поэты и депутаты, ученые и врачи, профессора и директора заводов.

 

Призрачные «жильцы»

 

В 1985 году перспективы еще казались радужными. Дом еще был крепок, регулярно проводили текущий ремонт. Местные власти даже приняли решение о создании на базе бывшей летней усадьбы геологического музея. Но для этого необходимо было отселить из дома три учительские семьи. На это государство выделило средства, но шел 1990 год. Дальнейшие исторические перипетии погребли под собой благие начинания. Да и средств на ремонт уже не было. Стала протекать крыша, отсыревали стены. Детей со второго этажа переселили. Музея не стало, часть экспонатов была утрачена, другие передали в Крымский республиканский краеведческий музей (теперь Центральный музей Тавриды). Учительские семьи отселили. Здание постепенно разрушалось.

 

Чиновники год за годом отфутболивали друг другу решение этой проблемы. Судили и рядили, какое из ведомств должно этим заниматься, чей бюджет обязан выделить средства. Года три назад принялись искать инвестора - богатенького буратину, чтобы он взял все хлопоты на себя. Но на таком пути решения вопроса (неоднозначном по большому счету - ведь вряд ли инвестор пожелал бы в отремонтированном здании открыть музей, а не, скажем, казино или еще какое доходное место) стали люди, все еще прописанные в доме. Даже сейчас, когда мы обращались с вопросом о дальнейшей судьбе дачи, многие ответственные лица лишь восклицали: «Да там же люди прописаны до сих пор!»

 

Однако мы выяснили, что никаких жильцов в «дачном корпусе», как называют дом Кесслера в интернате, нет - ни настоящих, ни мифических.

 

- Год назад дали всем жилплощадь, перепрописали людей, - говорит директор Лозовской спецшколы-интерната для детей с тяжелыми нарушениями речи Елена ХИМИНА. - Так что за этим зданием уже год не числится жильцов. Занимался этим райсовет Симферопольского района.

- Да, в марте прошлого года нам дали дом в Пионерском, - говорит преподаватель украинского языка и литературы Светлана ГОРДИЕНКО. - А в самом дачном корпусе мы прожили восемь лет. Другой семье дали квартиру в Перевальном.

 

Когда падала башенка, звук был как от взрыва!

 

Директор интерната Елена Химина работает здесь с 1974 года. Как и все здесь, о разрушающемся доме она говорит с болью - всем тут он родной.

 

- Последних года полтора-два уже никто не приезжает, никто не пытается ничего сделать, - говорит она. - Музей минералогии - все эту идею забыли, остались только руины, которые грабят охотники за металлом. Крыша рухнула четыре года назад.

 

Одна из башенок падала года два назад. Был выходной, январь, холод. Звук был как от взрыва! Страшно, все попадало. Влага раздирает стены.

 

Да, теперь дом уже не напоминает Ласточкино гнездо. Уцелела только одна из башенок, несущие стены дали трещины, осыпались фигурные зубцы.

 

Запад не помог

 

Основатель усадьбы, генерал-лейтенант Кавказской армии, посланник России в Турции Эдуард Кесслер переехал с семьей на постоянное жительство в Крым в 60-х годах XIX века. Он поселился здесь, в селении Эски-Орда, заложив здесь господский дом, зернохранилище, мельницу и другие постройки, развел сад. В этом доме была устроена первая научная лаборатория его сына  Александра Кесслера, ученика знаменитого Бутлерова, химика и метеоролога, основателя первой метеорологической станции в Крыму. Эдуард Кесслер, родной брат матери академика Ферсмана, рожденный в славном и грозном 1812 году, похоронен здесь, в шаге от пыльной и шумной дороги, ведущей на карьер, открытый его племянником. Его прах покоится здесь почти полтора столетия. Рядом - еще несколько старых могил. Мимо едут и едут тяжелые грузовики.

 

- Года три назад приезжала из Германии пожилая женщина, собирала материал именно по Кесслеру, - рассказывает Нина Жигаленко. - Ведь в Крыму немало было немецких колоний, и они выпустили карту с теми дореволюционными, а затем и довоенными названиями, которые были здесь. Эта женщина рассказала, что они нашли в Голландии прямую линию родства с «нашими», крымскими Кесслерами. И признали, что Эдвард Кесслер был из графского рода.

 

- А ведь старые люди, очевидцы начала века, рассказывали, что Кесслеров народ любил, -  продолжает Нина Николаевна. - Когда подходили к имению красные войска, крестьяне бежали защищать своего графа. Управляющий, который служил у Кесслеров, рассказывал, что это была очень прогрессивная, талантливая семья. И сам этот домик - он был определен не просто для жизни. Наверху была метеостанция. Убранство было прелестным - и внешнее и внутреннее. Внутри были камины из цветного мрамора, деревянная винтовая лестница вилась на второй этаж, а на самый верх вела металлическая. Там можно было наблюдать и за ветром, и за осадками, и за звездами. Еще лет 15-20 назад там все еще для установок все оборудование было. Само здание очень уютное было. Подвальное помещение - винный подвал. Перед домом была красивая арка и фонтан. К подсобным помещениям вела подвесная лестница, а вся дорога к дому была вымощена плоскими камушками, которые каждое утро мыли, начищали щеточками.

 

Самое старое здание на территории - двухэтажная школа. Возможно, здесь жили Кесслеры до того, как был возведен дачный корпус. Приезжали к нам люди из Турции, утверждали, что это здание принадлежало какому-то турецкому представителю... Брали пробы стен, и оказалось, что оно - самое старое.

 

- Здание на балансе Министерства строительной политики и архитектуры с 2001 года, - рассказали нам в Лозовском интернате. - Раньше оно относилось к Министерству образования и науки.

 

Похоже, ни одно из министерств не нашло сил и средств на сохранение дачи Кесслера. В интернате уже не верят, что здание можно спасти. Только отстроить заново, восстановить по сохранившимся фотографиям.

 

- Сколько передач, сюжетов, статей про нас было за эти годы! Ничего не помогло, ни у кого сердце не екнуло. Все это бесполезно! - говорят работники интерната. - А теперь еще и кризис.

 

Александр Ферсман родился в Петербурге в 1883 году.

 

Открыл множество месторождений серы, меди, никеля, апатитов.

 

Автор ряда научных и научно-популярных работ, свыше тысячи научных статей и книг, вместе с академиком Вернадским создал новую науку - геохимию, изучающую поведение химических элементов в земной коре.

 

Был директором Минералогического музея Академии наук.

 

Был избран в действительные члены Академии наук в 1919 г.

 

Лауреат Ленинской премии (1929), Государственной премии СССР (1942), награжден орденом Трудового Красного Знамени.

 

Именем Ферсмана названы минералы ферсмит и ферсманит, улица в Москве, горный перевал и вершина в Хибинах.

 

Умер Александр Ферсман в Сочи 20 мая 1945 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт