Виктория СЕРЕБРЯНСКАЯ (14 апреля 2010, 10:43)
Евпаториец восстановил фототехнологию 19 века

Евпаториец восстановил фототехнологию 19 века

Комментарии: 4
В мире такой технологией владеют не больше сотни человек. Фото: photoclub.com.ua

 По ту сторону объектива

Вся его квартира в обычной многоэтажке и сама как эдакий глазок в мир. Тут ты не просто с легкостью погружаешься в прошлое, а можешь к нему даже прикоснуться. Профессиональный историк, дайвер заинтересовался амбротипией (так называется этот метод) почти год назад, и неожиданно необычное занятие придало его существованию особый смысл.
 
- Этот аппарат, что поменьше, не такой уж и старинный, - показывает Роман первый свой рабочий инструмент: деревянную камеру квадратной формы на треноге с «гармошкой» черного цвета вместо привычного для современных фотоаппаратов корпуса. - В советские времена она не была раритетом, такие применяли в фотоателье вплоть до 70-х годов. Снимки получаются размером 18х24. А вот до второй камеры, она побольше, руки пока не дошли, здесь фотографии будут 30х40.
 
- Неужели все это работает?
 
- Еще как! - смеется Роман и предлагает корреспонденту «КП» поработать моделью.

Лучше один раз увидеть
 
- Я называю мокрый коллодионный метод поляроидом XIX века, - говорит фотохудожник. - Ждать недолго, весь процесс займет не более получаса. Но прежде надо приготовить реактивы.

На столе он раскладывает ванночки, колбочки с надписями на английском, деревянную подставку для просушивания готового снимка и кучу других нехитрых, на первый взгляд, приспособлений. И тут начинается не просто химический опыт - настоящее таинство. Роман, надевая очки, комментирует каждый свой шаг. Глаза надо защитить, чтобы не ослепнуть: одна капля азотнокислого серебра - и со зрением можно попрощаться. По-хорошему, и про резиновые перчатки не следует забывать, чтоб на кожу рук реактивы не попали. Но в защитных перчатках «алхимик» Роман Кравченко не так чувствует рабочее стекло - предпочитает работать открытыми руками. Оттого и пальцы после каждого снимка - черные. Неделю, а то и больше следы фотоопытов не смываются.
 
Будущий портрет в темноте, при красном свете, надо подержать в специальной ванночке - серебро должно лечь на стеклянную поверхность плотным слоем. Затем закрепить стекло в кассете, вставить его в фотоаппарат и снова включить свет.
 
Фотограф усаживает меня перед объективом, рядом на специальной подставке ставит мощные лампы дневного света.
 
- Потерпеть надо чуть-чуть, иначе никак, - успокаивает Роман. - При другом освещении изображение не получится.
 
Зажмуриваюсь и невольно вспоминаю визит к окулисту - ощущения похожи, возле лампочек не хватает только таблицы с большими и маленькими буквами…
 
Тут уж не до эмоций, выдержка нужна железная (свет точно - ослепительно белый!), а фотоаппарату - секунд десять, чтобы «поймать птичку». Наконец-то готово!
 
Стекло сразу ложится в еще одну ванночку - с закрепителем, и ждать остается еще меньше.
 
- Ну вот, теперь любуйтесь, - с гордостью показывает Роман свою работу, ручную от первого шага и до последнего. - Изображение - чистое серебро!

С каждой секундой стекло становится все более прозрачным, и вот уже на нем проявляются глаза, контуры лица, прическа… Но как будто все это не сейчас, а лет сто назад. Хочется скорее взять хрупкое фото в руки, чтобы убедиться, что оно реальное, но Роман останавливает:
 
- Это еще не все. Изображение надо хорошенько просушить, а потом покрыть лаком - из смолы дерева сандарак, такое растет в Марокко… Если прямо сейчас пальцем провести по стеклу, снимок тут же сотрется.
 
Этими работами интересуются коллекционеры
 
- Метод, которым я увлекся, безумно интересен мне еще и как историку, ведь его применил во время Крымской войны в 1855 году первый в мире военный фоторепортер Роджер Фентон, он фотографировал на поле боя англичан, солдат и офицеров, и пусть эта съемка была постановочной, а не настоящей репортерской, - все равно уникальные снимки были сделаны именно на территории Крымского полуострова и сохранились до наших дней, сейчас фотостекла времен Крымской войны находятся в Штатах, - поделился с «КП» Роман.

Методом амбротипии он снимает в основном этнографические портреты. Создавать такие в Крыму сам Бог велел, столько тут разных национальностей. Но для реализации масштабного этнопроекта нужны единомышленники и немалые деньги. Понимая эксклюзивность такого фото (в одном-единственном экземпляре, тираж невозможен), работами Романа интересуются чаще всего коллекционеры, и, как правило, на Западе. На весь мир фотохудожников-амбротипистов всего около сотни: несколько десятков в США, по одному-два - в странах Европы. Почти со всеми евпаториец наладил контакты, даже с современным гуру амбротипии - Марком Остерманом, которого считает своим учителем. И у самого Романа Кравченко нашелся последователь - Владимир Ворк из Черновцов.
 
Справка «КП»
 
Амбротипия (греч. Ambrotos - «бессмертный») - фотографический процесс, изобретенный и опубликованный в середине 1850-х гг. английским ученым Фредериком Скоттом Арчером. В результате съемки получается стеклянный негатив, а как позитив он смотрится тогда, когда накладывается на черный фон.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

senior java software engineer львовsinoptik.uaОбитель зла: Возмездие