Любовь ТОМАЩУК (18 августа 2009)
Как я работала вожатой в детском лагере

Как я работала вожатой в детском лагере

Комментарии: 2
Вот такое море ...

Вот и на моей улице праздник

Мое приключение началось с неожиданного звонка подруги:

- Ты сессию сдала?

- Конечно, - уверенно и с гордостью ответила я. - Почти все на отлично.

- Оценки мне твои не нужны, - отрезала подруга. - Ты в лагерь вожатой еще хочешь поехать?

- Ну, в принципе, да.

- Будешь со мной в отряде?

- Да.

- За два дня сможешь все документы оформить?

- Наверное, - растерянно ответила я, полностью не осознавая, на что именно даю согласие.

Подруга быстро сообщила, что спешка связана с недобором воспитателей в лагере, где она уже не первый год работает. Наскоро перечислила набор необходимых документов, попутно пригрозив, что, если к завтрашнему вечеру не появлюсь, руководство будет крайне разочаровано рекомендованной ею кандидатурой и ей самой достанется.

Такая напористость и радужные перспективы занять себя на лето пришлись мне по душе. Сессия и в самом деле была уже закрыта, родители хоть и возмущались, что «ведь это же такая огромная ответственность», но все равно не смогли запретить, а побывать вожатой в лагере я планировала уже второй год. Пыталась и через университет, и через знакомых устроиться, в ответ слышала: «простите, но ведь у вас не педагогическое образованиеерез университет и через знакомых, в ответ слышала: «простите, но ведь у вас не педагогическое образование». Но вот и на моей улице начинался праздник...

Без бумажки ты - букашка!

В этот же день начались хождения по мукам. В списке у меня были: ксерокопия паспорта и идентификационного кода, справка с места учебы и медицинская книжка. Оформить эти три, как мне казалось, бумажки за два дня оказалось не так и легко. В моем вузе справку  дали без проблем. Ксерокс тоже был сделан за 5 минут. А вот с медкнижкой возникли проблемы.

Сначала меня, как студентку, послали в вузовский медпункт. Оттуда «перенаправили» в городское отделение медицинских профосмотров. Еле отыскав это чудо-место в центре Симферополя, испытала настоящий шок: оформить этот документ вместе с осмотрами докторов и необходимыми анализами стоило 240 гривен, плюс сама  книжка (в любом отделении «Союзпечати») - 20 гривен, плюс флюорография - 23. Итого - около 280 гривен.

Узнав цену, прикинула, сколько же надо заработать за смену, чтобы покрыть эту сумму. Но времени на раздумья не было. «Да ладно, зато месяц на море и солнце. Это же отдых!» - наивно предположила я и пошла искать ближайший киоск «Союзпечати». Потом были тетеньки из регистратуры, врачи, иголки, анализы, стерильные перчатки и… родительские связи в районной поликлинике. А все потому, что ответ «Извините, но результаты этого анализа вы сможете забрать только в следующую пятницу» меня никак не устраивал. Родители делали все, что могли и как могли. В итоге, благодаря их усилиям, документы были готовы к сроку.

Вечером указанного дня все вещи были свалены в одну сумку. По совету той же бывалой подруги обязательно запакованы такие предметы, как кроссовки, «в которых даже по грязи не жалко бегать», средство от комаров, защитный крем от загара, «что-то теплое», «что-то полностью черное» для традиционного лагерского номера и вечернее платье «на всякий случай».

С тяжелой сумкой и самым жизнерадостным настроением я успела на последнюю электричку до Евпатории. Мир детства, моря и отдыха ждал меня и манил к себе.

Вожатые, Welcome to hell*! (Добро пожаловать в ад!*)

Именно эта надпись больше всего запомнилась мне из собственного  личного  пионерско-лагерского детства. Будучи пять лет не самой прилежной воспитанницей в одном из детских лагерей Приазовья, я успела не только запомнить правила внутреннего распорядка и варианты их нарушения, но и кучу прочего хлама типа речевок, названий команд, песенок, кричалок и вот таких крылатых «подколов». Одним словом, чтобы стать вожатой, совсем не обязательно узнавать что-то новое, надо просто вспомнить свое детство.

На первый взгляд это легко… Пока не наступили первые «проблемки». Оказалось, что в моей новой работе присутствует несколько неожиданных нюансов. Во-первых, жить придется втроем в двухместной вожатской. Во-вторых, вместо запланированной группы нежного возраста 11-12 лет, я попала на отряд 14-15-летних безбашенных тинейджеров. Подростки как подростки. Дерзкие и непослушные. В-третьих, к нам, троим подругам, возглавившим славный 6-й отряд, принудительно навязали четвертую вожатую. Девушка, попавшая в лагерь с опозданием на два дня, оказалась «личностью недалекой». Мы понимали, что, работая с ней бок о бок три недели, конфликтов не избежать.

День заезда

Вторая смена 2009 года раскрывала свои объятия детям из всех уголков Украины, а еще из Белоруссии и России. Наши будущие подопечные съезжались пару дней. Организованные группы прибывали и в 5 утра, и в 11 вечера. Родители, передавая детей из рук в руки, интересовались нашей компетентностью, образованием и оставляли свои визитки. Некоторые, глядя на нас, заявляли, что мы слишком молоды для такой ответственной работы.

- Вам наверняка и 18-ти нет?! - выпытывали они (хотя несовершеннолетних вожатыми не ставят).

- Не беспокойтесь, мне 21!

Впервые ответ с указанием такого возраста вызывал во мне не тоску, а облегчение.

Зато дети, которые в присутствии родителей и сопровождающих казались нам ангелами, пересекая порог своих комнат, моментально перевоплощались. Превращаясь в проблемных ребят, которым до одного места все авторитеты и порядки, существующие в мире.

Финансы поют…

На первой вожатской планерке, проходившей во время тихого часа, высший педагогический состав (старший воспитатель, его зам, культорг, плаврук и физрук) детально объяснил, как, что и с какой скоростью должны мы делать. Оказалось, что за нашу вторую в сезоне смену заезжает максимальное количество детей - 480 маленьких и не очень проказников (с 7 до 17 лет). Их распределяют в дюжину отрядов, по 40 человек в каждом. Учитывая, что на каждую «стаю», то есть отряд, должно быть по 3-4 воспитателя, то нас - взрослых - получалось немало - около 40. Каждому из нас обязательно полагалось 4 выходных.

Самым приятным моментом планерки нам показалось тогда оглашение ставок заработной платы. Глаза всех присутствующих округлились, когда была названа ставка «для воспитателя с неоконченным высшим образованием» - около  850 гривен, воспитателю дипломированному полагалось около 1100 гривен, а обладателям еще и учительской категории - около 1500 гривен. Как для студентки мне эта сумма показалась весьма приличной.

Но в конце смены мои ожидания растворились как дым - я получила 215 честно заработанных гривен. Разбираясь, куда же делись остальные 600, оказалось, что ставка называлась месячная, а смена - всего 21 день (минус 4 выходных). Еще вычли расходы на питание (384 грн.) и, естественно, все полагающиеся налоги. У особо «отличившихся» были вычтены издержки за потерянные в отряде полотенца, продырявленные мячи и разломанные отрядные швабры.

Внутренний распорядок - помним, чтим, выполняем

Последующие двадцать дней прошли стремительно, но при этом необычайно организованно. В 7.15 вожатые просыпались, чтобы через 15 минут разбудить весь свой отряд. В коридорах звучало строгое: «Отряд - подъем!», веселое: «Ребятки, просыпаемся!» и умоляющее: «Мальчики-девочки, ну, пожалуйста, вставайте… Мы же на завтрак опоздаем!» Опоздания и невыполнение внутреннего распорядка карались выговором отряда на вожатских планерках и недовольными взглядами старшего воспитателя на протяжении всей последующей недели.

В те адские дни, когда наш отряд был дежурным по лагерю, вставать приходилось на полчаса раньше, будить шестерых самых верных, надежных и шустрых пионеров и бежать в столовую накрывать завтрак на все 12 отрядов. В качестве бонуса за первый день таких успешных дежурств я получила знакомство и хорошие отношения на всю смену с руководством столовой, что позволяло с легкостью находить недостающие детские порции и  получать «в добавочку салатика».

Опоздания на пляж и на мероприятия - злостное нарушение распорядка, особенно в старших отрядах, служащих примером маленьким.

Еще один сложный пункт распорядка - отбой. Ровно в 23.00 во всех детских комнатах должен быть погашен свет, воцариться всеобщая  тишина и сонное спокойствие. В старших отрядах добиться такого идеального результата было весьма сложно. Для того чтобы они быстрее засыпали, в лагере были предусмотрены такие уловки, как убаюкивающее кино или спортивные мероприятия «поймай/обгони/найди  вожатого», цель которых - как можно сильнее уморить детей, «чтоб сладко спали». Не знаю, как подростки, а вожатые после такого спали просто на ходу. И до полуночи, будто сомнамбулы, бродили по коридорам, периодически заглядывая в детские с просьбами тишины. А с утра все начиналось заново: подъем, пляж, концерты, дискотеки…

Потому что - «Нельзя!»

Нарушением распорядка для пионеров также считалось все, что «нельзя»: молочные коктейли, шаурма, хот-доги, креветки на пляже, курение, алкоголь, самовольный выход за территорию. За всем этим мы еле успевали следить. А самое обидное: как только пытаешься как-то наказать подопечного за проступок, слышишь в ответ: «Вы права не имеете! Я взрослый! Я в суд на вас подам!» Продвинутые нынче детишки, но, слава Богу, на такие случаи всегда находились те оставленные родителями визитки, которые в комплекте с мобильным телефоном и фразой «ты хочешь, чтобы об этом узнали родители?» творили просто чудеса воспитания, и ребенок снова становился шелковым.

При этом случались и отрядные «залеты»: кто-то вышел погулять на территорию соседнего пансионата, кто-то решил, что ему просто необходимо посетить ночью пляж, кто-то подумал, что бутылочка спиртного, в честь последней пятницы на неделе, не помешает, а кому-то просто скучно, отчего он и сломал кровать соседа. В таких уже серьезных случаях необходимо было, по правилам, ставить в известность администрацию. Признаюсь, что чаще всего вожатые брали на себя решение проблемы, так сказать «не вынося сор из избы». При этом дети были уверены, что директор в курсе. Это был воспитательный момент: пионеры писали объяснительные, получали строгий выговор и  запрет на посещение дискотеки - «пока не исправишься».

Пару раз за смену о наших отрядных «залетах» все-таки узнавала администрация, «получали» в основном вожатые, ведь каждая из планерок начиналась со слов: «А сегодня у нас в лагере произошло ЧП». За 21 день эта фраза стала крылатой.

Плаврук - наш друг! Мы хотим купаться!

Все знают, что Евпатория славится своими детскими пляжами. Для меня купание было самым ответственным и опасным моментом. Те, кто остается загорать, не должны перегреться, а те, кто идет в воду, - перемерзнуть. Купание отряда проходит по свистку плаврука и под пристальным вниманием двух вожатых (один - в воде, другой - на берегу). Буйки расположены на безопасной глубине: для малышей - поближе, старшим - подальше. У каждого отряда свое место. Во время купания мои «детки» умудрялись и друг с другом нарезвиться, и меня попытаться «утопить». Главное - знать всех в лицо, чтобы не перепутать с чужими и вывести на берег столько же, сколько завела.

А еще парадокс: к середине смены с утра идти на пляж дети не хотели, но администрация не разрешала, а по приходу к морю этих же детей было невозможно вывести из воды. Прям комок противоречий какой-то, а не отряд.

Они вредные, но я их полюбила!

Да, именно так. Сколько бы ни было во время смены проблем и недомолвок, в последние дни понимаешь, что очень привязываешься к ребятам. Уезжая на выходные, я ловила себя на том, что постоянно думаю, как там без меня отряд, чем они занимаются, все ли у них нормально.

В последнюю неделю оказалось, что наш отряд в пятерке лидеров на звание «Лучшего отряда». Старший педсостав уже приветно нам улыбался, обосновывая это тем, что наши оригинальные идеи зачастую занимали первые места в мероприятиях. С соседними отрядами мы уже не конкурировали, а близко дружили. А наши пионеры теперь приходили в вожатскую не только чтоб поставить на зарядку мобильный или пожаловаться на соседа, но и просто чтоб поболтать, рассказать последние новости, спросить совета, поплакаться или посмеяться.

Дети нам доверяли, а мы доверяли им. Собравшись вместе на прощальном костре, наш отряд просто излучал радость, дружбу и преданность нашему «Лучшему Шестому». Девочки плакали, мальчики дурачились и устраивали массовые обнимания.17-летние пионеры из старшего отряда подходили и интересовались, можно ли им приехать в следующем году уже вожатыми. А наши ребята взяли с нас клятвы - так же, как и в этом году, приехать на вторую смену и договориться с администрацией быть вожатыми в их уже тогда самом старшем отряде.

На следующий день все уезжали, плакали, смеялись, обменивались телефонами, «аськами» и записывали друг другу свои «ники» «Вконтакте».

Когда через два дня я добралась до Интернета и зашла на свою страничку, в графе Друзья было записано: «У вас 17 заявок в друзья» и куча сообщений: «Шестой - лучший!», «Вожатые - мы вас любим!»

Конкретно

Распорядок дня

7.30 - подъем

8.00 - завтрак

8.30 - 11.30 - пляж

13.00 - обед

13.15 - 14.00 - свободное время

14.00 - 16.00 - тихий час

16.15 - полдник

16.30 - 17.30 - пляж

17.40 - 18.00 - душ

19.00 - ужин

19.30 - 21.00 - развлекательная программа

21.00 - 22.40 - дискотека

22.45 - отрядная планерка

23:00 - отбой

На заметку

Словарик пионера

ДОЛ - детский оздоровительный лагерь

Смена - 21 день + день заезда и день разъезда

Пионер - отдыхающий в лагере по путевке

Вожатка - воспитатель в отряде

Отрядная визитка - отрядное представление, включающее номер отряда, его название, девиз и оформленный отрядный стенд

Залет - зафиксированное нарушение пионерами правил внутреннего устава лагеря

Самоволка - самовольный уход за территорию лагеря

Передачка - запрещенный алкоголь и сигареты, которые старшие ребята приносили младшим по их просьбе

Кстати

Пионерские кричалки на все случаи жизни.

Плаврук - наш друг! Мы хотим купаться!

Физрук - наш друг! Мы хотим соревноваться!

Спасибо нашим поварам за то, что вкусно варят нам!

Все вместе! Все на месте!

Все рядом всем отрядом!

Всем, всем, добрый вечер!

Из первых уст

Избранное из пионерских объяснительных/докладных

«И я начал ломать ему кровать по причине: нечего было делать»

«Я выпила вена, потому что я веновата»

«Я, Н. Н., сообщаю, что сегодня ночью, пока все спали, в отражении прикроватной тумбочки увидел человека высокого роста, в серых штанах, синей рубашке, с темными волосами. Думаю, это был маньяк».

Официально

Раньше воспитатели писали отчеты

Татьяна МАРКОВА, начальник отдела внешкольной работы и оздоровления детей Министерства по делам семьи, молодежи и гендерной политики АРК:

- Действительно, сейчас воспитателей набирают администрации самих лагерей. Вузы, к сожалению, отказались от заключения договоров. А раньше в учебных планах университетов и пединститутов были предусмотрены часы практики - работа в лагере. Издавался приказ, руководитель набирал студентов старших курсов и уезжал с ними на смену. Ребята работали, писали дневники по практике и отчетные материалы. Учебные планы вузов и университетов за последние 5-7 лет трансформировались. И только в Луганске и Нежине каким-то образом спасли эти часы.

В свое время я тоже была вожатой. Так тогда даже был конкурс, чтобы попасть в лагерь. Хорошие были традиции.

Звонок психологу

Вячеслав БАСАЛЮКОВ, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психологии  Крымского инженерно-педагогического университета.

- Когда дети переходят из замкнутой системы - семьи - в структурированную, более широкую - детский лагерь, они стараются найти и занять свое место в новом коллективе. Они хотят выделиться, обратить на себя внимание: кто-то через агрессию, кто-то через шутки и пр. А вожатый является не просто наблюдателем, он - воспитывает личность ребенка. Идеальный на эту должность человек - разбирающийся в тонкостях детской психологии, идейный, способный стать примером подражания, открыть в них новые грани.

В отличие от учителя, вожатый находится с ребенком сутки напролет, их отношения не сковывают структурные рамки, поэтому они духовны и эмоциональны. И если 21 день воспитатель трудится добросовестно, то и ребенок приезжает домой с измененным в лучшую сторону поведением.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт