Рустам КОРСОВЕЦКИЙ (28 мая 2009)
Кто хозяин в Черном море?

Кто хозяин в Черном море?

Фото автора

Но хозяева в бухте и на море - пограничники.

Макароны по-флотски

Крутой трап, раскаленная от жары палуба - так встречает меня сторожевой корабль «Донбасс». После победы «Шахтера» в Кубке УЕФА я ожидал увидеть развешенную повсюду символику футбольного клуба, но нет. Ничего лишнего, все по уставу, хотя со спортом моряки дружат. А шефы у экипажа есть - администрация Старобешевского района Донецкой области. Они о служивых не забывают, подарки на каждый праздник привозят.

- Вот телевизор, например, - говорит прослуживший на коробке три года радиометрист Алексей Котлюба и зажигает пультом голубой экран. «Черноморка» показывает как в Симферополе. - Правда в море сигнала никакого. Спутниковая антенна не спасает, на волнах качает будь здоров.

Кроме прямых обязанностей, Леша еще и кормит сослуживцев. Должность кока на судне вакантна. Но быть поближе к кухне, а подальше от начальства не получается. Ведь первым качество приготовления пищи проверяет командир - Николай Левицкий, а едят «макароны по-флотски» все - и матросы, и офицеры.

На камбузе электроплита на четыре конфорки, холодильник, разделочный стол. Из крана течет обычная пресная вода.

- Ее мы и пьем, ею и посуду моем, - говорит матрос.

Трехразовое питание бойцов обходится государству в смешные 12 гривен в сутки. Маловато. Но выручает славянская изворотливость и мастерство кока, который умудряется вкусно и сытно накормить экипаж, сварганив, что называется, кашу из топора. На обед мне перепал салат из капусты, гороховый суп, разваристая гречневая каша с котлетой и компот.

Топливо тестируют марганцовкой

Стараясь ничего не задеть головой, через переборки узкими коридорами путешествую дальше. Спускаюсь в машинное отделение. Резко бьет в нос запах соляры.

- Он неистребим, - улыбаясь поясняет «экскурсовод»-дежурный. - Никакой освежитель воздуха не поможет, привыкай!

Сколько топлива поглощают три главных двигателя и какова их мощность - военная тайна. Зато один секрет я все-таки у пограничников выведал. Налив в стакан солярки, они бросают туда марганцовку. Если та растворяется - значит в топливе есть вода и оно непригодно.

Чем вооружен электрик?

Соседом моториста по самому шумному и жаркому помещению на корабле «назначили» электрика. Так предусмотрено конструкцией корабля морской охраны (раньше ПСКР). А 21-летний Сергей Дубовцев, как я убедился, знает дислокацию всех лампочек и розеток на корабле с питанием на 27, 127, 220 и 380 вольт буквально на ощупь.

- В сумке у меня резиновые перчатки, отвертка, индикатор, запасные предохранители, - говорит старший матрос. - А «час пик», про который вы спрашиваете, - он, наверное, в море. Именно тогда все включается и все работает.

В этом году Сергей идет на дембель, заканчивается контракт. За время службы он умудрился заработать на учебу в институте.

- Получаю полторы тысячи гривен, - поясняет парень. - На еду не тратил, на проживание тоже. Вот почти все откладывал.

Контракт есть контракт

На «Донбассе», как и во всем Азово-Черноморском региональном управлении погранслужбы, служат только контрактники.

- Они получают в зависимости от должности, выслуги, воинского звания и прочих параметров не менее 1500 гривен, - поясняет командир Николай Левицкий. - Здесь им идет еще надбавка - «морские». Раз в год ездят в отпуск на 30 дней.

Такого счастливчика я застал в тот момент, когда парень как раз собирал чемодан.

- Еду в Чернигов, к родителям! - говорит Виктор Чернов.

- Все наоборот летом в Крым стремятся, а ты на север! - удивляюсь я.

- А я уже купальный сезон открыл. Вода отличная.

- Вам и купаться разрешают, и на берег сходить?

- Ну, конечно, - смеется он. - И с девушками знакомиться тоже. Рабочий день в пять часов закончился - и гуляй хоть на все четыре стороны. Только мобильник не отключай. Со своей девушкой - менеджером-оператором одной из компаний - я в городе ведь познакомился.

Матросский кубрик: восемь в одном!

Кстати, мобильная связь, как и телевидение, работает только в прибрежной зоне. А уйдешь в море - все. Вакуум.

После яркого дневного света кубрик, где живут матросы, кажется сумрачным подземельем. «Рундук» - это койка, «конвертик» сверху - это аккуратно заправленное одеяло, простыня и подушка. Каждую пятницу - смена белья. Под топчаном ниша, где матросы хранят личные вещи. У Виктора - «гражданка» (джинсы, футболки) и рабочая одежда: фланка, брюки, гюйс и берет черного цвета.

- Есть еще и «тропичка», - хвастается он. - Синяя рубаха, шорты, корабельные тапочки и бейсболка.

- О, да ты еще и книги успеваешь читать? - удивляюсь я, заметив энциклопедию.

- Это «Атлас операций II мировой войны», - протягивает он книгу. - 160 карт операций и битв. Классная книга!

Мое любопытство безмерно, и Виктор включает кондиционер, который работает на тепло и охлаждение, запускает проигрыватель компакт-дисков, заряженный шансоном. Потом демонстрирует содержимое своего «рундучка» под боевым номером 4-2-11 (цифры означают номер боевой части - боевого поста - смены). Здесь в основном туалетные принадлежности: мыло, зубная щетка, одеколон, шампунь, гель для душа, солнцезащитные очки, часы, у которых порвался ремешок (их надо отнести в мастерскую), второй мобильник.

Одним словом, для жизни и отдыха в кубрике есть все. Не хватает цветов и аквариума.

На палубе матросы - курили папиросы

- А что запрещается делать на корабле?

- Играть в карты, распивать спиртные напитки, - докладывает звонким голосом радиотелеграфист. - Ну, и курить разрешается только на юте, в специально отведенном месте.

С переходом военнослужащих на контракт - решился страшный, болезненный вопрос годковщины. Привилегии, которые раньше зависели от срока службы, теперь у всех одинаковые. Койки распределяются в соответствии с номером в боевом расписании, а гальюн прибирает тот, кто несет вахту. Но традицию «оморячивания» - посвящения в моряки - никто не отменял. Выпить плафон (приблизительно полтора стакана) соленой морской воды - обязан каждый.

- И от этого еще никто не умирал, - говорят матросы.

Рында - это не колокол!

Хотя так думают многие, кто не служил и не был связан с флотом. Рында - это «склянки» (сдвоенные удары, которые корабельный колокол отбивает каждые полчаса) в 12 часов. Сегодня в Балаклаве их отбивает старший на рейде - «Григорий Куропятников».

С ходового мостика открывается панорама всей бухты. Чуть ниже - на ГКП (главном командном пункте) - место штурмана.

- Это не тот «телеграф», что передает сигналы азбукой Морзе, - смеется надо мной замкомандира по работе с личным составом, а заодно и штурман Егор Кандыбо. - С помощью трех «костылей» мы управляем машинами. Вот эхолот, который показывает глубину под килем, РЛС, гидроакустическая станция, корабельная связь. А с этого пульта идет управление огнями.

В хитросплетении «тумблеров иллюминации» с первого раза и не разберешься. Можно зажечь огни якорные,  топовые, гафельные, ходовые, пограничные и прочие.

Зато штурвал, похожий на автомобильный руль, своими размерами не впечатлил. Но крутанул колесико и положил корабль на румб 60, еще раз - и на румб 320. Это  вам не «Москвич» и не «Тойота».

С браконьерами разговор короткий

Каждый член экипажа знает весь корабль вдоль и поперек - от киля до клотика. Это святая обязанность.

- За турецкими браконьерами крайний раз мы шли на скорости 25 узлов, - нахваливает ходовые качества «Донбасса» Егор. - За пределы исключительной (морской) экономической зоны выгнали. Правда пришлось в воздух пострелять.

На самом деле двумя артиллерийскими установками АК-230 непрошеного гостя можно не просто припугнуть, а на дно отправить. Калибр 30 миллиметров с дальностью стрельбы 4 тысячи метров - не шутки.

А вообще, их сначала предупреждают сигнальными ракетами, сиренами, пытаются выйти на радиосвязь. На борту даже есть специальный плакат, который показывают браконьерам. На турецком языке там написано «немедленно застопорьте ваш ход».

- Эту неделю мы на приказе, - говорит Кандыбало. - Стоим на дежурстве в часовой готовности.

Жаль, что день прошел так быстро. Ведь тогда рассказать о тех, кто приводит браконьеров в трепет и охраняет черноморские рубежи, можно было бы больше. А это не один «Донбасс», а целая группировка разнородных сил и средств Госпогранслужбы Украины.

Из досье «КП»

Командир корабля - капитан 3 ранга Николай Левицкий. Потомственный военный. Закончил Севастопольский военно-морской институт имени Нахимова. Четыре года назад в 26 лет принял командование кораблем.

Справка «КП»

СПРК «Донбасс»

Построен в Ленинграде.

В боевом строю - с 28 мая 1982 года.

Имя «Донбасс» получил 8 августа 1995 года.

Экипаж - 30 человек.

«Боевой улов» - 4 браконьерские шхуны

На патрулировании в море провел 7500 часов.

Прошел 76 тысяч миль.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии прораб в Харьковеsinoptik.uaДжессика Коллинз