Денис СИМОНЕНКО (19 марта 2009)
«Мы не в состоянии торговаться за правосудие»

«Мы не в состоянии торговаться за правосудие»

Комментарии: 2
Все, что напоминает о погибшем сыне, Надежда в квартире не трогает. Все еще не разобрана елка, которую Никита помогал наряжать игрушками, а на шкафу висит костюм снеговика, в котором мальчик выступал на утреннике в садике. Фото Виталия ПАРУБОВА

По рассказам очевидцев, водитель «Дэу» объехал сбитую им женщину и ребенка и умчался прочь. Но скрыться с места аварии ему не удалось - кто-то погнался за таксистом, остановил его и вытащил из машины. Оказалось, что водитель едва держался на ногах, а изо рта разило спиртным…

В милиции корреспонденту «КП» пояснили, что уголовное дело по признакам части 2 статьи 286 Уголовного кодекса Украины возбудили («Нарушение правил безопасности дорожного движения лицами, управляющими транспортными средствами, которые повлекли смерть потерпевшего».) По этой статье виновным грозит лишение свободы от 3 до 8 лет.

- Дело уже передано в суд, - рассказал начальник отдела по расследованию ДТП следственного управления ГУ МВД Украины в Крыму Андрей МАКСИМОВ. - По результатам досудебного расследования мы установили, что водитель располагал технической возможностью избежать наезда на пешехода.

А раз так, водителя, по идее, должны признать виновным. Но, несмотря на это, мать погибшего Никиты пока не верит, что суд вынесет решение в ее пользу.

- В милиции мне сказали, что такие дела в основном решаются в пользу водителей, поскольку авария произошла не на пешеходном переходе, - говорит Надежда ФИЛИНА. - Но ведь по закону сбить насмерть человека - это ведь все равно преступление! Один знакомый сказал, что если водитель хорошо заплатит нужным людям, то мы еще можем оказаться виноватыми. А у нас нет денег, чтобы торговаться.

Надежда Филина работает экономистом в ГУ статистики АРК. Ее зарплата составляет 800 гривен. Еще 100 гривен она получала как мать-одиночка. На эти деньги ей удавалось содержать и себя, и ребенка. Недавно в квартиру вернулась из больницы Вера Владимировна. После операции ей стало лучше. Но о том, что произошло в тот злополучный вечер, она до сих пор не помнит. Зато ее муж, Анатолий Петрович, не в состоянии сдерживать слез, рассказывая об аварии.

- Я выскочил из дома прямо в халате, выбежал на дорогу, - вспоминает Анатолий Филин. - Вижу, стоят люди, «скорая». Вера вся в крови сидит на заднем сиденье какого-то автомобиля. Говорит, что не чувствует ног. Но ее пришлось оставить - я поехал на «скорой» с маленьким. Нас привезли в реанимацию на Титова. Шесть дней Никитушка лежал в коме. А на 7-й день умер… Меня поражает то, что по сегодняшний день с момента трагедии убийца моего внука ни разу не попытался связаться с нами и как-то помочь. А ведь моей жене, пострадавшей в аварии, скорее всего, поставят инвалидность, и неизвестно, будет ли она ходить.

 

А в это время

Водителя, сбившего женщину с ребенком, мы нашли в поселке Белоглинка. 47-летний Владимир Тимохин живет в частном доме с сестрой и 5-летним сыном Андреем. Оказалось, что автомобиль, на котором он работал, принадлежит фирме такси, а, судя по условиям быта, денег на то, чтобы как-то повлиять на ход расследования, у него явно нет.

- Это полностью моя вина, - признался Владимир Тимохин. - Было темно, еще встречные фарами ослепили, вот я их и не заметил. Но с места аварии я не скрывался, это неправда! Это же глупо, когда столько свидетелей на остановке и еще у меня в салоне 2 пассажира. Я проехал «лежачего полицейского» и только начал разгоняться, как почувствовал удар. Сразу остановился и вышел из машины. Смотрю - кто-то уже держит ребенка на руках, кто-то пытается помочь женщине, а один мужчина подбежал ко мне, начал избивать, дверью по голове двинул. Как я мог скрыться? Я прекрасно понимаю, что виноват. Еще и под «этим делом» был. Вот так одного ребенка убил, а второго теперь оставляю без отцовской опеки…

 

Комментарий юриста

Александр Зарубин:

После воспроизведения следователь, который занимался досудебным расследованием дела,  установил, что у водителя не было возможности предотвратить аварию. Хотя экспертная служба впоследствии доказала обратное. Мне кажется, здесь прослеживается то ли служебная халатность, то ли признаки коррупции. Возможно, дело в том, что водитель управлял автомобилем, который принадлежал известной симферопольской фирме такси, и работал по соглашению. Следовательно, компенсация материального и морального вреда, которую мы будем требовать через суд, полностью ложится на плечи предприятия. Я знаю, что следователям за помощь в таких делах предлагают от 5 тысяч долларов. Это не 250 тысяч гривен, которые мы будем требовать. Да и репутация фирмы стоит намного дороже. Ну, кто рискнет доверить свою жизнь такси, на котором ездят пьяные водители?

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт